Рейтинг:  5 / 5

Star ActiveStar ActiveStar ActiveStar ActiveStar Active
 

Dizzy_GillespieДиззи Гиллеспи (англ. Dizzy Gillespie; настоящее имя Джон Биркс Гиллеспи, англ. John Birks Gillespie, 21 октября 1917, Чироу, Южная Каролина — 6 января 1993, Инглвуд, Нью-Джерси) — выдающийся джазовый трубач-виртуоз, вокалист, композитор, аранжировщик, руководитель ансамблей и оркестров, родоначальник современного импровизационного джаза (вместе с Чарли Паркером основал стиль бибоп).

Биография

Джон Гиллеспи был девятым и последним ребенком миссис Лотти Гиллеспи. Его семья жила скромно, но в достатке. Рано познакомился с музыкой благодаря присутствию в доме нескольких музыкальных инструментов его отца-каменщика, который по совместительству был лидером местного бэнда. На представленном сайте можно бесплатно скачать колыбельные песни в исполнении разных музыкантов. Обнаружив незаурядные музыкальные способности, уже в раннем детстве освоил различные музыкальные инструменты. Прозвище «Диззи» (головокружительный, ошеломляющий), получил ещё в детстве за склонность к озорным проделкам и эксцентрическим выходкам, шокирующим окружающих. После смерти отца в 1927 году был принят (заслужив право на стипендию) в Лоринбургский институт (Северная Каролина) — негритянский общеобразовательный колледж, где обучался на музыкальном отделении по классам тромбона, теории и гармонии. Затем, самостоятельно овладевает трубой (от игры на которой приходит в восторг), фортепиано и ударными инструментами. С 15 лет полностью переходит к игре на трубе. В годы учёбы выступает в ученическом оркестре колледжа. В 1935 году из-за переезда матери в Филадельфию, Джон временно прерывает свои занятия на несколько месяцев. Диплом об окончании Лоринбургского колледжа получает в 1937 году.

Профессиональную деятельность начинает ещё в филадельфийских клубах. Там он начинает работать в местном бэнде Фрэнка Фейрфакса как 3-й трубач (вместе с Чарли Шэверсом и Карлом «Бама» Уориком), — подражая своему кумиру Рою Элдриджу. В 1937 году переезжает в Нью-Йорк и успешно пройдя прослушивание несмотря на оригинальное поведение (явился одетым в пальто, перчатки и при этом виртуозно импровизировал), поступает в гарлемский оркестр Тедди Хилла работавший в «Savoy Ballroom». В этом оркестре Гиллеспи, как раз становится преемником Роя Элдриджа, который незадолго до этого переходит в оркестр Флетчера Хендерсона. Шутовским поведением (накануне предстоящих летних европейских гастролей) быстро восстанавливает против себя оркестрантов и они требуют его увольнения. Хиллу удается уладить конфликт и Гиллеспи с успехом гастролирует с оркестром в Англии, Франции являясь третьим трубачом бэнда. За довольно короткий срок он начинает играть некоторые партии первой трубы, и уже больше учит других музыкантов, чем учится сам. Сотрудничество с Тедди Хиллом продолжалось вплоть до роспуска оркестра в 1939 году.

По возвращении в США участвует в культурной программе Всемирной выставки в Нью-Йорке (1939), в течение 2-х месяцев сотрудничает с пианистом Эдгаром Хейсом.

С конца 1939 года по сентябрь 1941 играет в оркестре певца Кэба Кэллоуэя. В этот период (9 мая 1940 года) — незадолго до гастролей в Канаде — женится на танцовщице Лоррейн Уиллис, которая выступала тогда в гарлемском театре «Apollo». Отношения в новом оркестре также незаладились. Музыканты оркестра не желали мириться с его насмешками над их профессионализмом и не понимали его экспериментов (сам Кэллоуэй называл его игру «китайской музыкой»). Во время одного из концертов дело дошло до драки за сценой с руководителем бэнда (Диззи нанес несколько ранений Кэллоуэю), после чего был со скандалом уволен из оркестра.

В это время Гиллеспи уже завоевывает известность благодаря своей «головокружительной» пассажной технике (прозвище «Диззи» приобретает новый смысл) и непривычному для поклонников свинга музицированию — нервозно-импульсивному, взрывчатому, с поворотами и изломами мелодии, неожиданными акцентами и паузами, усложненной гармонической структурой.

В дальнейшем выступает с оркестрами Мерсера Эллингтона и Эллы Фитцджеральд, зимой 1941-42 играет у Бенни Картера, затем у Чарли Барнета, Леса Хайта, Кэлвина Джексона и Лакки Миллиндера. Занимается аранжировкой, выполняет заказы для оркестров Вуди Германа, Джимми Дорси и других. Параллельно с этим участвует вместе с молодыми энтузиастами зарождающегося боп-движения (Чарли Паркером, Телониусом Монком, Кенни Кларком, Чарли Крисченом, Карлом Уориком) в знаменитых джем-сэйшн в гарлемском клубе «Minton’s Playhouse», открывших собой новый этап в развитии джазовой музыки — эру модерн-джаза.

Летом 1942 года Диззи Гиллеспи создает в Филадельфии квартет — первый в истории джаза боп-ансамбль, где на барабанах играл белый музыкант Стэн Леви. В конце того же года Гиллеспи входит в состав оркестра Эрла Хайнса, где была необычайно высокая концентрация ещё никому не известных сторонников нарождающегося стиля бибоп (Чарли Паркер, Бенни Харрис, Бенни Грин, Уорделл Грэй, Сара Вон, Билли Экстайн), стремящихся к обновлению традиционного музыкального языка джаза. После распада оркестра Хайнса, Диззи Гиллеспи играет в комбо Коулмена Хокинса и затем около 3 недель в оркестре Дюка Эллингтона. В последующий период Гиллеспи работает со своим составом, где продолжает активно разрабатывать стилистику бибопа. В 1944 году работает в оркестрах Джона Кирби и Билли Экстайна, в 1945 году — выступает с квинтетом Чарли Паркера (с которым познакомился в 1940 году в Канзас-сити), а затем Диззи создает биг-бэнд, с которым гастролирует в южных штатах. В 1946 году Диззи Гиллеспи обновляет состав своего оркестра, добавляет в ритм-группу нескольких перкуссионистов (самым известным стал Чано Позо), подчеркивая таким образом афроамериканские корни джаза (эту музыку принято называть афро-кубинской). В композициях и аранжировках оркестра упор делается не на звучание инструментальных групп, а на игру солистов-импровизаторов, таких, как Милт Джексон, Рэй Браун, Джеймс Муди, Сесил Пэйн, Джей Джей Джонсон, Юзеф Латиф (позже присоединились Джон Колтрейн, Джимми Хит, Пол Гонзалес). В 1946-48 оркестр несколько раз гастролирует в Европе.

29 сентября 1947 биг-бэнд Диззи Гиллеспи выступил в Карнеги-холл с большой концертной программой, в которой впервые прозвучали Toccata For Trumpet And Orchestra Джона Льюиса, Good Bait Тэда Дамерона и сюита Джорджа Рассела Cubana Be, Cubana Bop.

В 1950 году оркестр прекращает своё существование и Гиллеспи переключается на игру в комбо-составах, выступает с квинтетом, регулярно записывает пластинки (с 1951 у него своя фирма грамзаписи). Выступает в концертах «Джаз в Филармонии», организованных продюсером Норманом Гранцем (его партнёрами чаще всего становились Дон Байес, Эл Хейг, Лео Райт, Джуниор Манс, Лало Шифрин, Стэн Леви, Лес Спан и другие) и на джазовых фестивалях в Париже, Каннах, Варшаве, Ньюпорте и других. В 1956 году совместно с Куинси Джонсоном (при поддержке Госдепартамента США)организует ещё один биг-бэнд, с которым гастролирует в Югославии, Греции, на Ближнем Востоке и в Южной Америке. Преподает в джазовой школе в Ленноксе.

Диззи Гиллеспи был пионером латин-джаза: именно в его биг-бэнде 1946-50 гг. играл знаменитый перкуссионист Чано Посо, благодаря которому впервые систематически зазвучало соединение джазовой оркестровки, бибоповой импровизации и афро-кубинских ритмов (пьеса «Manteca» и другие).

В 1960 г. в состав квинтета Гиллеспи вошёл аргентинский пианист и композитор Лало Шифрин, с которым Гиллеспи познакомился в 1956 г.

Ещё в 1961 году журнал Down Beat выбирает Гиллеспи в символический «Пантеон славы».

В 1964 году Диззи Гиллеспи сам себя выдвигает кандидатом в президенты США. Его предвыборная программа включала обещание в случае его избрания переименовать Белый дом в «Блюзовый дом», назначить госсекретарем США Дюка Эллингтона, а генеральным прокурором США главу «Организации афроамериканского единства» Малькольма Икс, директором Центрального разведывательного управления — трубача Майлза Дэвиса, а слепого певца Рэя Чарльза — директором Библиотеки Конгресса.

С середине 60-х периодически собирает оркестр «Reunion Big Band». Параллельно постоянно играя в малых группах, выступал на многих фестивалях, три раза представляя джаз в Белом доме.

В 1970 году Диззи Гиллеспи принимает Веру Бахаи, цель которой - единство всех людей без различения рас и народов. Роль Диззи в Вере Бахаи была настолько значительной, что в нью-йоркском New York Baha’i Center до сих пор проводятся джазовые концерты в его честь.

В 70-е годы входил в различные звездные составы. В конце 70-х стал почетным доктором нескольких университетов.

В 1980-е годы Диззи Гиллеспи руководит биг-бэндами «Dream Band», «United Nations Orchestra», в которые входили трубачи Артуро Сандоваль и Клаудио Родити, саксофонист Пакито Д’Ривера, перкуссионист Аирто Морейра, вокалистка Флора Пурим. Сотрудничает с молодыми коллегами, которых по праву считает своими учениками — с Джоном Фэддисом, Артуро Сандовалем или Уинтоном Марсалисом. Самые известные композиции Гиллеспи исполняемые биг-бэндом — Night In Tunisia, Con Alma, Bebop, Salt Peanuts, Dizzy Atmosphere, Groovin’ High, Woody’n You, Blue N’Boogie. В 1989 году Гиллеспи даёт 300 концертов в 27 странах мира и 31 штате США, коронуется как племенной вождь Нигерии, получает 14-ю в своей жизни степень почётного доктора (на этот раз от бостонского музыкального колледжа Бёркли). В этом же году удостаивается степени командора Ордена искусств и литературы Французской Республики и премии «Грэмми» за заслуги в течение всей жизни. Звезда Диззи Гиллеспи заложена на голливудской Аллее Славы возле дома 7057 по Голливудскому бульвару в Лос-Анджелесе.

В 1990 году он единственный раз в жизни выступает в СССР (в московском Театре эстрады).

Диззи Гиллеспи выступил в самом престижном концертном зале США, нью-йоркском Карнеги-Холле, 32 раза. Назначено было и его 33-е выступление — в день его 75-летия, однако из-за болезни Диззи выступить не смог. В этот день вместо него выступили его друзья и ученики (многолетний партнер по малым ансамблям и биг-бэндам, саксофонист и флейтист Джеймс Муди; трубач Джон Фэддис; кубинский саксофонист и аранжировщик Пакито Д’Ривера и многие другие музыканты).

Диззи Гиллеспи умер от рака поджелудочной железы ночью 6 января 1993 года и был похоронен на кладбище Flushing Cemetery в нью-йоркском районе Куинс. Согласно его воле, было две похоронные церемонии: одна — по обряду Бахаи, другая, открытая для широкой публики — в принадлежащем епископальной церкви соборе Св. апостола Иоанна Богослова.

Творчество


Мастер бибопа

Диззи Гиллеспи был одним из величайших трубачей XX столетия. Он виртуозно играл на трубе и превосходно импровизировал. Прожив 75 лет он успел невероятно много: вместе с саксофонистом Чарли Паркером в 40-е произвел революцию в джазе, породив новый стиль, бибоп, ставший во второй половине века основой джазового языка; записал сотни эпохальных пьес и альбомов, вошедших в золотой фонд джаза; создал несколько малых составов и биг-бэндов, каждого из которых было бы достаточно для увековечевания памяти. В течение многих десятилетий Гиллеспи олицетворял собой собирательный образ «головокружительного» джазмена, был недосягаем как джазовый виртуоз и сумел оказать влияние на многих музыкантов последующих поколений (не только трубачей). Гиллеспи удалось завоевать признание широких масс как шоумену, он был одним из мастеров скэта, то есть вокально-слогового пения, законодателем новой сценической моды (экстравагантные костюмы и головные уборы пришли на смену фракам, типичным для эпохи свинга), остроумным конферансье и часто шокировал общественность своими выходками.

Каунт Бэйси как-то сказал о нём:

«Гиллеспи создал 75 % современного джаза».

Бенни Картер, оценивая виртуозность исполнителя, говорил:

«Изобретатель трубы знал, что есть вещи, которые на этом инструменте реализовать нельзя, но он забыл сказать об этом Диззи».

Знаменитые берет и очки в роговой оправе Диззи, манера слогового пения (скэт), труба с изогнутым раструбом на 45 градусов и сильно надутые щёки, жизнерадостный характер — все это способствовало популяризации бибопа, не понятого поначалу слушателями джаза и подвергшегося сильной критике многими специалистами джаза и музыкантами.

По поводу изогнутой трубы, известный джазовый критик Леонард Фезер писал:

«… случай произошел на вечеринке, устроенной в честь дня рождения Лоррейн в январе 1954 года в баре „Snooki“ на 44-й улице. Гиллеспи оставил свою трубу на подставке для инструментов, но кто-то из танцоров свалился на неё и при этом погнул трубу, так что её раструб оказался направленным вверх.»

Новое звучание, которое изгиб придал инструменту, понравилось Гиллеспи, и с тех пор он играл только на гнутой трубе.

Очень много было сказано и написано о неподражаемых щеках Диззи Гиллеспи. Интересно, что на ранних фотографиях (в 30-е годы) где Диззи Гиллеспи в родном городе Чироу запечатлен с заезжими биг-бэндами, его щеки имеют вполне обычный, правильный вид. Раздуваться они начинают только к концу десятилетия, после переезда Диззи на восточное побережье — сначала в Филадельфию, а потом и в Нью-Йорк. Объяснение этому дает Барнхарт[1] (музыкант, профессор по классу трубы и солист оркестра имени Каунта Бэйси):

«… в то время, когда Диззи с Чарли Паркером и другими начал устраивать джем-сешны на всю ночь, когда они создавали эту новую музыку — бибоп, он играл часами, много часов подряд, чаще всего соревнуясь с выходящими на сцену музыкантами, пытаясь их „зарезать“. Он никак не мог позволить себе поддаться усталости и заставлял себя продолжать, когда другие трубачи уже выходили из строя — то есть когда и его мышцы уже начинали сдавать. Чтобы не уступать саксофонистам, Гиллеспи опирался на свои щёки; в саксофон можно дуть хоть пять часов, усталость при этом не сравнима с усталостью человека, играющего на трубе. Губы трубача во время игры, вибрируя, ударяются о жесткий мундштук, в то время как саксофонист имеет дело с довольно мягкой тростью. Когда мышцы, составляющие амбушюр, устают … щёки неизбежно начинают компенсировать недостаток поддержки на губах, раздуваясь сильнее, чем обычно. Именно это и случилось с Гиллеспи. А не смеялись над ним, над его странным видом, по одной простой причине — никто в мире не потянул бы играть на трубе так и в таких количествах, как играл он в сороковых годах. Музыканты, критики, слушатели — всех их он заставил сосредоточиться на том, что он играл, а не на том, как он при этом выглядел. Мышцы щёк он использовал для того, чтобы дополнить выдох от диафрагмы. Да, щёки раздувались, но он не терял контроля над потоком воздуха».

Кроме того, истинной сенсацией в мире джаза было использование Гиллеспи элементов афро-кубинского музыкального наследия, примером чему в частности служит выдающаяся обработка песни Mas Que Nada. Под влиянием бонго и конга (род афро-кубинских барабанов) Диззи Гиллеспи значительно усложнил ритмическую структуру джаза и внедрил в биг-бэнд пульсирующее звучание. Однако помимо экзотических для того времени афрокубинских нововведений, фурор в мире больших оркестров произвело новое звучание бибопа в исполнении биг-бэнда Диззи Гиллеспи. Радикально новый бибоп отразился в композиции «Cubana Be Cubana Bop», написанной Джорджем Расселом, в будущем дирижёром и теоретиком. В дальнейшем Диззи Гиллеспи открыл миру целую плеяду композиторов и аранжировщиков, среди которых Гил Фалле, Джон Льюис, Чикко О’Фэррил и Тэд Дамерон. Оркестр Гиллеспи того времени, предвосхитил «гибкость звучания» современных биг-бэндов.