Луи Армстронг является знаковой фигурой в джазе. Его довольно низкий, наполненный теплом голос узнается мгновенно. К вокалу он подходил так же, как и к игре на трубе. Здесь он столь же блестяще импровизирует, по-своему расставляя акценты, меняя фразировку, заставляя голос вибрировать. Манера пения его восходит к старой фольклорной традиции, с ее омузыкаленными выкриками (как в песне Rammstein Benzin), свободными по интонации, иллюстрирующими экстатический характер негритянского творчества.

Луи Армстронг сам полагал, что он родился в Новом Орлеане в 1900 году в День независимости Соединенных Штатов. Однако после его смерти в архивах были найдены материалы, указывавшие, что на самом деле он родился 4 августа 1901 года.

Свое детство будущий король джаза провел как типичный "трудный ребенок". Отец очень рано ушел из семьи. Луис и его младшая сестренка обитали то у бабушки, то у матери. Всех этих трех женщин Луис нежно любил всю жизнь. Собственно музыкальное образование Армстронг получил при весьма неожиданных обстоятельствах. Дело в том, что праздники в Новом Орлеане всегда проходили живо и, так сказать, весело. Так было и в новогоднюю ночь 1913 года. Стянув револьвер, Луис, захваченный общим весельем, устроил стрельбу в воздух. Кое-кто поговаривал, что стрелял он не в воздух, а в толпу, осуществив таким образом заветную мечту некоторых застенчивых сюрреалистов. Будущий музыкант был незамедлительно арестован и препровожден в исправительное заведение для цветных подростков.

Позже Армстронг сравнивал свое пребывание в тюрьме с пансионатом. Там он вступил сначала в хор, а затем - в оркестр. Начав с тамбурина, а затем перебрав еще несколько инструментов, Луис остановился на корнете. Возможно, уже в то время малолетний преступник осознал свою природную особенность, которая здорово помогла ему стать выдающимся духовиком. Об этой особенности говорит его джазовое имя Сачмо, (сокращение от английского satched mouth - нечто вроде "рот-кошелка"), из-за солидных размеров и формы губ.

Джазовую музыку тогда играли все, везде и со всеми. Она звучала даже на похоронах. Вернувшись с "курорта", Армстронг включился в джазовую среду Нового Орлеана. Он сотрудничает со многими коллективами и очень скоро становится одним из лучших трубачей города. Вскоре король новоорлеанских трубачей Джо "Кинг" Оливер берет его под покровительство, в свой оркестр "Creole Jazz Band".

Луи Армстронг стал играть в самом лучшем оркестре города. Оливер много дал юному Армстронгу, обучил многим чисто техническим нюансам игры, иногда играл с ним дуэтом. Первый в жизни Сачмо личный инструмент появился тоже благодаря Кингу, тот подарил ему свой старый корнет. В чем-то Оливер заменил Луису отца: "Я был словно сын для него. Поэтому я называл его Папа Джо".

Когда Штаты вступили в Первую Мировую войну, Новый Орлеан стал военным портом. После первого же дебоша, устроенного веселыми моряками в Сторивилле, военные власти объявили о закрытии нехорошего района. Десятки музыкантов потеряли работу, многие потянулись на север, в основном в Чикаго. Новоорлеанский джаз начал путешествовать по Америке. В 1918 году (или в начале 1919 года) Оливер с Армстронгом тоже уехали в Чикаго.

Очень скоро многие стали понимать, что ученик перерос учителя. Луис играл мощнее и динамичнее Оливера, ему явно становилось тесно в рамках "Creole Jazz Band". Наверное, понимал, это и сам Армстронг. Уйдя из оркестра Кинга Оливера, Луис собирает свой джазовый коллектив. Он назывался "Hot Five", позже эта горячая пятерка выросла до семерки. Через "Пятерки" и "Семерки" Армстронга прошли незаурядные музыканты. Назовем лишь двоих из них: Кид Ори и Эрл Хайнс. Последний, талантливейший пианист, позже стал создателем нового направления в джазовом фортепиано, "переведя" открытия Сачмо на язык своего инструмента. Кроме того, Хайнс стал своего рода "мостиком" между традиционным и современным джазом. Этому человеку довелось работать как с Армстронгом, так и с Паркером, игравшим какое-то время в его оркестре.

Как и всем музыкантам, Луису долго не везло с менеджерами, которые оказывались далеко не всегда добросовестными. Ситуация изменилась в 1935 году, когда всю деловую часть жизни Армстронга взял под контроль его новый менеджер Джо Глейзер. Он достаточно серьезно влиял на творческую сторону жизни Армстронга. Их отношения с Луисом чем-то напоминают отношения "Битлз" с Брайаном Эпстайном. Но при этом Глейзер, в отличие от Эпстайна, был в своем деле тертым профессионалом. Луис и Джо оставались друзьями до конца жизни. Армстронг пережил Глейзера ровно на два года и один месяц. Именно благодаря ему Луи Армстронг приобрел всемирную известность.

Во время гастролей Армстронга в Европе многие трубачи внимательно осматривали его инструмент. До него никто не брал таких высоких нот. Некоторые даже уверяли, что у музыканта какая-то особенная труба, но это, конечно же, было не так. Лучше всего его труба звучала во время сотрудничества с Эллой Фитцджеральд, ближе к шестидесятым. Это связано с тем, что уровень аккомпанирующих ему музыкантов стал значительно выше. Особенно это заметно в опере Гершвина "Порги и Бесс".

К тому времени возраст Армстронга стал все чаще напоминать о себе. Начались визиты в больницы. Тем не менее, он старался не сбавлять в творческой активности. Еще в 1969 году экраны всего мира обошел мюзикл "Хэлло, Долли!", где он играл вместе с Барбарой Стрейзанд. Кстати, Сачмо был и настоящей кинозвездой, снявшись с 1931 года в 36 фильмах, как в США, так и в Европе. Он выступал и записывался с Эллингтоном, Гудмэном и многими другими звездами джаза и эстрады. 10 февраля 1971 года он в последний раз играл и пел в телешоу со своим старым приятелем Бингом Кросби. В марте Сачмо и его "All Stars" еще две недели выступали в "Уолдорф Астория" в Нью-Йорке. Но очередной сердечный приступ вновь заставил его лечь в больницу, где он пробыл два месяца. Судьба была милостива к нему даже в смерти: 6 июля 1971 года, через 2 дня после дня рождения, он умер во сне, без мучений, в своем доме в Нью-Йорке.

Музыка Армстронга до сих пор остается источником вдохновения многих молодых музыкантов. Его подача, манера исполнения была настолько же естественной, как и способность дышать.