Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
 

Джо очень хорошо понимал, что именно ожидает публика от своего “Сачмо” и постоянно требовал от Армстронга: “Луи, забудь ты этих чёртовых критиков и музыкантов. Играй для публики. Пой, играй и улыбайся. Дай им, что они хотят.” В этом-то Луи как раз и не надо было уговаривать. И без того неоправданно злоупотреблявший внешними эффектами, Армстронг всё чаще демонстрировал деградацию своего замечательного чувства вкуса и пропорции.

В период с 1928 по 1947 год Армстронг сделал множество записей в некоторых из которых он играет со своим биг-бэндом (после ухода из кафе “Дримленд” он уже больше не работает с малыми составами), в некоторых с гавайским ансамблем. Им сделаны так же записи с такими восходящими звёздами как Джек Тигарден, Бобби Хэкет, Хот Липс Пэйдж. Большинство из них красноречиво говорит о том, что Армстронг или идёт на поводу у владельцев студий грамзаписи, требующих играть знакомую слушателям мелодию, или, стремясь переиграть находящихся рядом джазменов, вопреки здравому смыслу срываясь лезет в верхний регистр, или просто страдая губой пребывает в плохой игровой форме. Сам Луи позже говорил об этом примерно так: “Сначала я играю мелодию, потом мелодию от мелодии, а потом я даю старьё”.

Короче говоря, в эпоху биг-бэндов он был лишь одним из многих и многих далеко не самых характерных для свинга музыкантов-руководителей оркестров, далеко уступая таким столпам, как Бенни Гудмен, Арти Шоу, Каунт Бейси, Дюк Эллингтон, Гленн Миллер и др.

Всё это время Сачмо снимается так же в большом количестве фильмов преимущественно сомнительного художественного достоинства.

Восстановлению популярности Армстронга способствовал его величество случай. На волне пробуждения интереса к истории традиционного джаза, воспринимавшимся уже тогда американцами как одна из романтических составляющих национальной истории (наряду с “Пони Экспресс”, “Золотой Лихорадкой”, и т.п.), в 1946 году Голливуд принял решение снять полнометражный фильм о становлении джаза под названием “New Orleans”. Первым кандидатом на главную роль оказался уже хорошо известный кинозрителю Луи Армстронг, человек, родившийся в Нью-Орлеане, игравший в хонки-тонкс, марширующих оркестрах, на похоронах, плававший на джазовых пароходах. Кроме Сачмо в составленный для съёмок оркестр вошли такие ветераны как Кид Ори, руководивший тогда одним из оркестров нью-орлеанского стиля, кларнетист “Барни” Бигард, Гитарист “Бад” Скотт, Ударник Затти Синглтон и два лос-андженесских музыканта - контрабасист Ред Келлендер и пианист Чарли Бил. Гавную женскую роль играть должна была Билли Холидей.

Фильм был отснят летом 1946 года, но показ его планировалось начать не раньше следующего июня. Тем временем развернулась мощная рекламная компания. Об Армстронге писали больше чем когда бы то ни было. О нём публиковались трогательные истории в духе “мальчик выросший в приюте и научившийся джазу в борделях Сторивилля”. Чуть раньше в качестве анонса к фильму был организован концерт, в котором Армстронг в одном из отделений выступил вопреки обыкновению не с биг-бэндом, а с малым составом. Успех этого концерта не остался незамеченным тузами шоу-бизнеса. Несмотря на то, что сам фильм в целом оказался посредственным, предшествовавшие его выходу суета и шумиха пошли на пользу Армстронгу и создали практически без усилий его и Джо Глейзера образ гения джаза, выходца из нью-орлеанских трущоб.

Немало способствовал началу нового витка в карьере Армстронга и конец эры свинга. К лету 1947 года большие оркестры полностью сошли со сцены.

Всё это в итоге побудило Глейзера нанять для Армстронга небольшой состав. Он пригласил Эрла Хайнса, до того 15 лет возглавлявшего популярный свинговый коллектив, Джека Тигардена, руководительской деятельности которого коммерческий успех сопутствовал в меньшей степени, “Барни” Бигарда, более десяти лет работавшего с Эллингтоном, “Сида” Кэтлетта, долго работавшего с Армстронгом, Дика Кэри и Морти Корба.

Джо подписал контракт с лос-анджелесским клубом “Билли Берг”. Контрактом был предусмотрен испытательный срок и 13 августа 1947 года состоялось первое выступление ансамбля “All Stars”.

Этому уделила немалое внимание пресса. Так музыкальный заголовок “Time” по этому поводу гласил: “Луи Армстронг отказался от погони за золотым тельцом и возвращается в джаз”. Публика была в полном восторге от игры ансамбля “All Stars” и руководство клуба предложило продлить контракт.

Мнения критиков по поводу игры ансамбля, однако, сильно разошлись. Одни считали, что он играет без свинга, другие напротив полагали, что он не имеет ничего общего с диксилендом, но все сходились во мнении, что сам Сачмо смотрится великолепно, и что всё-таки он играет джаз.

В 1949 году участники ежегодного праздника “Марди Грасс” избрали Армстронга “королём зулусов”. “Марди Грасс” первоначально был весенним карнавалом, устраиваемым клубами для белых. В начале ХХ столетия негритянские похоронные общества (самые многочисленные общественные организации цветных) стали устраивать свой собственный фестиваль. Пародируя шествие белых аристократов, негры устраивали парад “королей” и “королев”, которыми избирались люди рабочих профессий. Главным героем негритянского праздника “королём зулусов” должен был быть, кроме того, непременно житель Нью-Орлеана, так что Армстронг сделался первым исключением.

Несмотря на резкое осуждение поклонников джаза и негритянских лидеров Луи подошёл к исполнению этой роли с большой серьёзностью. Он очень гордился предоставленной ему честью и получил от праздника истинное наслаждение. Участие в “Марди Грасс” послужило ему великолепной рекламой и “Time” опубликовал сенсационную статью об Армстронге, поместив его портрет. Эта статья повлекла за собой цепную реакцию в средствах массовой информации, что постепенно возвело музыканта Армстронга в разряд суперзвезды.

Возобновилось его сотрудничество с фирмой “Decca”. В 1951 году из “All Stars” ушли Джек Тигарден и Эрл Хаинс. На смену Тигардену пришёл замечательный тромбонист Трамми Янг, вместо Хайнса был приглашён пианист Билли Кайл.

По прошествии нескольких лет Джо Глейзер заменил многих музыкантов, пригласив на их место сравнительно мало известных, которым можно было платить гораздо меньше, и стало понятно, что публику привлекает прежде всего сам Армстронг, а не его состав. Справедливости ради стоит заметить, что эти замены даром не прошли, самым пагубным образом сказавшись на общем звучании ансамбля. Отсутствие таких замечательных музыкантов как кларнетист Эдмонд Холл, присоединившегося к “All Stars” в 1955 году и Трамми Янг компенсировать было некем. Эти двое обладали столь характерными стилями, что спутать их невозможно ни с кем. Кроме того, на мой взгляд, их манеры исполнения идеально сочетались со стилем самого Армстронга.

В этот период жизни Луи активно продолжал записываться. Кроме записей с “All Stars” Луи совместно с Эллой Фитцжеральд участвует в записи отдельных номеров из оперы Джорджа Гершвина “Порги и Бэсс”, и альбома “Louis & The Good Book”, записанного с “All Stars” при участии хора под руководством Сая Оливера.

В 1959 году у него случился сердечный приступ, после которого Армстронг уже не смог полностью вернуться к прежнему напряженному графику работы.

В 1963 году один из бродвейских театров решил поставить мюзикл “Hello, Dolly”, причём в рекламных целях был предпринят выпуск пластинки с заглавной песней. 3 декабря Армстронг с “All Stars”, усиленным струнной группой, записал “Hello, Dolly”, которой суждено было вскоре стать бестселлером, потеснив диск “Биттлз” и выйдя по популярности на первое место.

Несмотря на то, что Армстронгом были достигнуты заоблачные вершины известности, с начала 60х годов его уже следует считать скорее не музыкантом, а шоуменом. Музыкальная же сторона его творчества просто принесена в жертву популярности. С середины 60х годов Армстронг становится хроническим сердечником, но несмотря на это продолжал выступать.

В начале 1971 года, когда у Луи был ангажемент на двухнедельное выступление в “Астории” его здоровье снова ухудшилось. В ответ на предложение личного врача Гарри Зуккера лечь в больницу он ответил так: “Доктор, как вы не понимаете? Я живу для того, чтобы дуть в трубу. Моя душа требует этого. Вы же знаете, что у меня ангажемент. Публика ждёт меня. Я должен выйти на сцену. Я не имею права не сделать этого”.

Эти концерты стали для Армстронга последними. 6 июля 1971 года Луи “Сачмо” Армстронг скончался на руках у своей четвёртой жены Люсилл.