Именно так стали называть Луи Армстронга в одиннадцатилетнем возрасте. В круглолицем мальчике со смеющимися глазами и широким ртом было нечто неотразимо привлекательное.

«Сачелмаус» («сумчатый рот») со временем сократилось в «Сачмо». Это прозвище долгие годы было выгравировано на почтовой бумаге Луи большими красными буквами.

Он вырос в Новом Орлеане, где джаз был повсюду. Джаз стучал в стены, разносился из открытых дверей и окон. И мальчик впитывал его через все поры. Более ста негритянских оркестров всевозможных видов, качеств и размеров – все находили работу. В них играли крупнейшие в истории джаза мастера: Джо Оливер, Альфонс Пику, Сидней Беше, Кид Ори, Джелли Ролл Мортон, Будди Болден. Джо (Кинг) Оливер стал другом, учителем и музыкальным идеалом Армстронга. Оркестры играли на парадах, на балах, на вечеринках, на пикниках. Обязательно участвовали в похоронах.

Луи сначала был певцом. С тремя другими мальчуганами он организовал вокальный квартет. Маршируя по улицам, они выкрикивали свои примитивные аранжировки и слова.
Когда Луи исполнилось двенадцать лет, знакомый полицейский офицер научил его играть на рожке и на корнете и подарил ему первый инструмент – помятый корнет-а-пистон. В четырнадцать лет он уже трубил на танцульках, получая 75 центов за вечер. В оркестрах он пока был только дублером и играл нерегулярно. Приходилось подрабатывать. Луи продавал газеты, работал в молочной, развозил уголь. После целого дня работы слонялся около кабаре, где играл Кинг Оливер. Бегал по поручениям жены Оливера, всячески старался быть полезным, и в конце концов Оливер стал давать ему уроки. Оливер уговорил Луи научиться читать ноты, за что Армстронг был благодарен ему всю жизнь. Когда в 1917 году Оливер уехал в Чикаго, Луи занял его место корнетиста в оркестре Кида Ори.